Праздник Весак

 

Праздник Весак отмечается в день полнолуния индийского месяца Вайшакха (на Шри Ланке он называется Весак) и является годовщиной всех важных событий в последней земной жизни Гаутамы Будды – его рождения, достижения просветления Будды и ухода из физического тела. Астрологически эти события происходят, когда Солнце находится в Овне, а полная Луна в Скорпионе.

В этот день один раз в год Гаутама Будда возвращается в мир и изливает на него поток своего благословения, усиливая тем самым всякую благую работу и внося мир в сердца тех, кто способен его воспринять.

 

Это происходит во время церемонии, когда он действительно является в присутствии множества обыкновенных паломников.

 

Обычно на церемонии присутствуют члены Великого Белого Братства, и нет никаких причин, чтобы на ней в тонком теле не присутствовал кто-либо из серьёзных учеников. Те, кому была сообщена эта тайна, обыкновенно устраивают свои дела так, чтобы погрузить свои физические тела в сон приблизительно за час до момента полнолуния, и чтобы их не беспокоили в течение около часа после него. 

 

Церемония происходит на небольшом плато, окружённом низкими холмами, находящемся на северном склоне Гималаев, недалеко от границы Непала, примерно в четырёхстах милях к западу от Лхасы. 

Эта маленькая равнина имеет неправильно продолговатую форму, будучи приблизительно полторы мили в длину и несколько меньше в ширину. Площадка слегка наклонена от юга к северу, по большей части голая и каменистая, лишь местами на ней грубая, жёсткая трава и жалкая растительность в виде кустов. В западной части плоскогорья протекает ручей, пересекая его северо-западный угол и вытекая из неё в середине северной стороны, через заросшее соснами ущелье, впадая, очевидно, в озеро, которое видно на расстоянии нескольких миль. Окружающая местность имеет дикий необитаемый вид; не видно никаких строений, за исключением единственной полуразрушенной ступы с двумя-тремя хижинами возле неё, на склоне одного из холмов на восток от равнины. Приблизительно в центре южной её половины лежит огромный серовато-белый камень с какими-то блестящими прожилками, имеющий форму алтаря, футов двенадцать в длину и около шести футов в ширину, и возвышающийся над землёй приблизительно на три фута.

                                                 

За несколько дней до назначенного времени вдоль берегов ручья и по склонам соседних холмов начинает нарастать кучка странных, неуклюжих палаток (большинство из них чёрные), и эта, ранее пустынная местность, оживляется множеством костров. Множество людей приходит из кочевых племён Центральной Азии, а некоторые даже с далёкого севера. За день до полнолуния все эти паломники совершают особое обрядовое омовение и, готовясь к обряду, моют все свои одежды.

За несколько часов до наступления полнолуния люди собираются в нижней северной части равнины и тихо и организованно усаживаются на землю, заботясь о том, чтобы между ними и алтарём осталось значительное пространство. Обычно тут присутствуют несколько лам, и они пользуются случаем говорить речи народу. Приблизительно за час до момента полнолуния начинают прибывать посетители в тонких телах, а среди них и члены Братства.

Некоторые из последних обыкновенно материализуются, чтобы быть видимыми паломникам, и те встречают их коленопреклонением, простираясь ниц. Часто Учителя и те, кто стоят ещё выше их, по этому случаю снисходят до дружеской беседы со своими учениками, а также и с другими присутствующими. 

Тем временем те, кто назначены для этого, приготовляют алтарный камень для церемонии, покрывая его прекраснейшими цветами и располагая в каждом углу его большие гирлянды священного лотоса. В центре ставится великолепная золотая чеканная чаша, полная воды, а перед нею, среди цветов, оставляется свободное пространство.

                                               

За полчаса до полнолуния члены Братства собираются на открытом пространстве в центре равнины к северу от большого каменного алтаря и располагаются в три ряда большим кругом лицами внутрь, причём внешний круг состоит из более молодых членов Братства, а более высокие члены занимают определённые места во внутреннем кругу. 

Затем поётся несколько стихов из буддийских писаний на языке пали, а когда голоса замирают, то в тишине в центре круга материализуется Господь Майтрейя, держащий в руках Жезл Власти. Этот удивительный символ является физическим центром или точкой опоры для сил, изливаемых планетарным Логосом, и был магнетизирован им миллионы лет тому назад.

Он переносится с планеты на планету, а там, где в данный момент он находится, и есть основной театр эволюции. Когда он будет перенесён с нашей планеты на следующую, Земля впадёт в состояние сравнительного бездействия.

Обычно он хранится у Владыки Мира в Шамбале, и праздник Весак – это единственный случай, когда он выходит из его попечения. Это круглый стержень из утерянного металла орихалка, около двух футов в длину и около двух дюймов в диаметре; на каждом из его концов по огромному шаровидному алмазу с выступающими из них конусами. У него странный вид, как будто его всегда окружает огонь – вокруг него аура из блестящего, но прозрачного пламени.

                                               

Когда Господь Майтрейя материализуется в центре круга, все адепты и посвящённые торжественно кланяются ему, и поётся ещё один священный стих. Затем, при пении стихов, внутреннее кольцо делится на восемь частей и образует крест внутри внешнего круга, причём Господь Майтрейя остаётся в центре. Следующим движением этого величественного обряда крест переходит в треугольник, а Господь Майтрейя передвигается в его вершину, оказываясь вблизи алтаря. На этот алтарь, на свободное пространство, оставленное перед золотой чашей, Господь Майтрейя почтительно возлагает Жезл Власти, а за его спиной круг переходит в достаточно сложную изогнутую фигуру так, что теперь все стоят лицом к алтарю. При следующем движении изогнутая фигура становится опрокинутым треугольником и затем переходит в пятиконечную звезду, причём Господь Майтрея всё время остаётся на её южной стороне вблизи алтаря, а все остальные великие представители и Чоханы – в пяти точках пересечения линий.         

Когда достигнута седьмая и последняя ступень, пение прекращается, и после нескольких мгновений торжественного молчания Господь Майтрейя снова берёт в руки Жезл Власти и, поднимая его над головой, произносит на пали несколько звучных слов:

«Всё готово, Учитель, приди!»

 

И тогда, когда он снова кладёт этот огненный жезл, в самый момент полнолуния появляется Господь Будда как гигантская фигура, парящая в воздухе как раз над южными холмами. Члены Братства склоняются со сложенными руками, а массы народа за ними падают ниц и остаются распростёртыми; тогда как другие поют три стиха:

«Господь Будда, мудрец из Шакьев, в роду людском – лучший из учителей. Он сделал то, что должно было быть сделано, и достиг другого берега (нирваны). Он исполнен силы и мощи; его, Благословенного, я избираю себе в водители.

Истина нематериальна; она приносит освобождение от страстей, желаний и печалей; она свободна от всякой нечистоты; она сладостна, проста и логична; эту истину я избираю себе в водители.

То, что даётся восьми видам Благородных образующих попарно четыре ступени, тем, кто знает истину, поистине приносит великую награду; это Братство Благородных я избираю себе в водители».

 

Тогда люди поднимаются и лицезрят присутствие Господа, а Братство поёт для народа благородные слова «Махамангала сутры»:

«Стремясь к добру, многие дэвы и люди считали благом различные вещи; посему научи нас, о Учитель, в чём величайшее благо?

Не служить глупому, а служить мудрому; чтить тех, кто достоин чести, – вот величайшее благо.

Пребывать в приятной стране, сделав добрые дела в прежнем рождении; иметь душу, наполненную праведными желаниями, – вот величайшее благо.

Быть проницательным и учёным, иметь самообладание и тренированный ум; говорить приятные слова кстати – вот величайшее благо.

Поддерживать отца и мать, ласкать жену и дитя, следовать мирному призванию – вот величайшее благо.

Подавать милостыню и праведно жить, помогать своим ближним, совершать поступки, которых нельзя порицать, – вот величайшее благо.

Избегать греха и не совершать его, воздерживаться от крепких напитков, не уставать от добрых дел – вот величайшее благо.

Почтительность и смирение, удовлетворённость и благодарность, слушание Дхармы в должное время – вот величайшее благо.

Быть долготерпеливым и мягким, общаться со спокойными людьми, в надлежащее время беседовать о Дхарме – вот величайшее благо.

Самоограничение и чистота, знание Четырех Благородных Истин, осознание нирваны – вот величайшее благо.

Душа, стоящая непоколебимо под ударами жизненных перемен, бесстрастная, беспечальная, надёжная – вот величайшее благо.

Неуязвим со всех сторон тот, кто действует так. Всюду он шествует безопасно – он обрёл величайшее благо».

                                               

 

Фигура, парящая над холмами, огромного размера, но в точности воспроизводит форму и черты того тела, в котором Господь Будда последний раз жил на Земле. 

Он является со скрещенными ногами, со сложенными руками, облачённый в жёлтое одеяние буддийского монаха, накинутое так, что правая рука остаётся обнажённой. Никакое описание не может дать понятия о его лице – поистине божественном, ибо в нём спокойствие и сила, мудрость и любовь сочетаются с выражением, заключающем в себе всё, что только может представить наш ум, помышляя о божественном. Цвет лица его светло-желтоватый, черты его ясно очерченные, лоб широк и благороден; у него большие лучезарные глаза глубокого тёмно-синего цвета; слегка орлиный нос, красные твердо очерченные губы; но всё это лишь внешние приметы, дающие мало представления о целом. Волосы чёрные, почти иссиня чёрные, и волнистые; они не длинные по индусскому обычаю, но и не выбриты, как у восточных монахов, а подрезаны у плеч, разделены посредине и зачёсаны ото лба назад. Согласно легенде, когда принц Сиддхартха оставил свой дом в поисках истины, он срезал свои длинные волосы одним взмахом меча и с тех пор всегда поддерживал их одной и той же длины.

Одна из самых поразительных особенностей этого чудесного появления – это великолепная аура, окружающая фигуру. Она подразделяется на концентрические сферы, расположение цветов в ней уникально.

Фигура окружена светом, который ослепителен и в то же время прозрачен – он так ярок, что на нём трудно задержать взгляд, и всё же лицо и цвет одеяния Будды видны сквозь него с совершенной ясностью. Снаружи его окружает кольцо великолепного ультрамарина, а затем поочерёдно сияющего золотисто-жёлтого, богатейшего малинового, чистого серебристо-белого и чудесного алого. Конечно же эти круги в действительности являются сферами, хотя на фоне неба смотрятся полосами. Под прямым углом к ним вовне устремляются лучи, в которых сочетаются все эти оттенки, и всё это усыпано вспышками зелёного и фиолетового.

                                                 

На высших уровнях великолепный и сияющий алый, являющий саму суть живого пламени, означает присутствие непоколебимой смелости и решимости. Конечно, обладание именно этими качествами в превосходной степени демонстрируется алым цветом в ауре Господа Будды.

 

Когда «Махамангала сутра» закончена, Господь Майтрейя берёт с алтаря золотую чашу с водой и держит её несколько мгновений над головой, а стоящая позади толпа, также запасшаяся сосудами с водой, следует его примеру. Когда он снова ставит чашу на алтарный камень, поётся другой стих:

«Он есть Господь, Святой, совершенный в знании, обладающий восемью видами знания и совершивший пятнадцать священных практик, прошедший благой путь, ведущий к степени Будды, узнавший три мира, никем не превзойдённый, Учитель богов и людей, Благословенный, Господь Будда».

 

Когда пение заканчивается, улыбка несказанной любви озаряет лицо Господа, и он поднимает свою правую руку в знак благословения, а на людей сыплется дождь цветов. Снова склоняются члены Братства, снова простирается толпа, и образ медленно бледнеет на небе, в то время, как толпа разражается криками радости и восхваления. Члены Братства подходят к Господу Майтрейе в порядке своего вступления в Братство, и каждый отпивает воды из золотой чаши, а люди отпивают свою воду и берут оставшуюся домой в своих причудливых кожаных бутылках как святую воду, отгоняющую от дома всякое дурное влияние, а может быть, и для того, чтобы исцелять больных. Затем обширное общество расходится со взаимными поздравлениями, унося на свою далёкую родину неизгладимое воспоминание о чудесной церемонии, в которой они принимали участие.

 

 

 

Использованы материалы книги Чарльза У. Ледбитера «Учителя и путь».