Жемчужины мудрости

Восточная история, которую не все могут понять.

 

Существует старая буддийская притча о ламе, который реализовал истинный смысл служения, а не просто фокусировался на внешних сторонах своей духовной практики. Это восточная история, которую не все из нас могут понять. 

Один старый лама любил сидеть в медитации на большом плоском камне над тихим прудом. Но каждый раз, когда он приступал к своим молитвам и служению с полной серьезностью, как только он скрещивал ноги и принимал позу, он вынужден был обращать внимание на насекомых, которые беспомощно барахтались в воде.

 

Раз за разом он должен был поднимать своё скрипучее старое тело и переносить этих крошечных существ в безопасное место. А затем опять устраиваться на своём каменном сиденье. Так день за днём и проходили его медитации.

 

Его братья монахи, глубоко преданные медитации, также отправлялись ежедневно в скалистые ущелья и в пещеры этой пустынной местности, чтобы медитировать в одиночестве. В конце концов, им стало известно, что этот старый лама даже не в состоянии сидеть спокойно. Но большую часть своей медитативной сессии он проводит, вылавливая насекомых из маленького пруда.

 

Нет сомнения, что спасение жизни беспомощных живых существ, больших или малых, выглядит достойно. Но некоторые из монахов иногда задавались вопросом, а сможет ли вообще старый лама продвинуться в своих медитациях, если он не устроится где-нибудь в другом месте, подальше от всего, что отвлекает. 

И вот однажды они, наконец, выразили ему свою озабоченность. Один монах спросил старика: «А не будет ли больше пользы, если ты сядешь в другом месте, и там будешь глубоко медитировать весь день, не отвлекаясь? Так ты быстрее обретёшь совершенное просветление. И так ты освободишься. Чтобы освободить все живые существа из океана обусловленного существования».

 

Другой брат предложил: «Наверное, ты мог бы медитировать у этого пруда с закрытыми глазами». Один молодой сердитый монах, услышав тактичные расспросы своих старших собратьев, набрался смелости и спросил: «Как ты можешь развить в себе совершенный покой и глубокую концентрацию алмазного света, если ты встаёшь и садишься по сто раз в каждую сессию медитации?»

 

Почтенный старый лама внимательно слушал, не говоря ничего. Когда все закончили, он поклонился им с благодарностью и сказал: «Я уверен, что мои медитации были бы глубже и плодотворнее, если бы я сидел неподвижно весь день, как вы и говорите, братья. Но как может такой старый и бесполезный человек, как я, который много раз давал обет отдать эту жизнь и все свои жизни служению и освобождению других… [Как могу я] просто сидеть с закрытыми глазами и очерствевшим сердцем? Как могу я молиться и распевать альтруистические мантры великого сострадания, когда прямо перед моими глазами тонут беспомощные существа?»

 

На этот простой и скромный вопрос никто из собравшихся монахов не смог найти ответа. Таково окончание этой истории.