Серебряный век России

 

Николай II и его семья

     «Царь Николай, последний царь России, который был свергнут, его жена Александра, их четыре дочери и сын были посвящёнными на Пути священного огня и работали под руководством Великого Белого Братства». 

 Элизабет К. Профет

(продолжение, начало см. в № 2/2017)

  

Будущая императрица Александра Фёдоровна – принцесса Алиса Гессенская – родилась 25 мая 1872 года в Дармштадте, столице небольшого германского герцогства. 

Отцом Алисы был герцог Гессен-Дармштадтский Людвиг, а матерью – принцесса Алиса Английская, третья дочь королевы Виктории. В детстве принцесса Алиса (Аликc, как звали её домашние) была весёлым, живым ребёнком, за что её прозвали «Санни» (Солнышко).

 

В семье было семеро детей, все они воспитывались в патриархальных традициях. Мать установила для них строгий распорядок: ни одной минуты без дела! Одежда и еда детей были очень простыми. Девочки сами убирали свои комнаты, выполняли некоторые домашние обязанности. Но в возрасте тридцати пяти лет умерла их мать. 

После пережитой трагедии маленькая Аликс (а ей было всего 6 лет)  стала замкнутой, отчуждённой, начала сторониться незнакомых людей; успокаивалась она только в семейном кругу. После смерти дочери королева Виктория перенесла свою любовь на её детей, особенно на младшую, Аликс, воспитание и образование которой теперь проходили под контролем бабушки.

Склонная к меланхолии, величественная, привыкшая всеми повелевать, к Аликс она относилась по-особому. Она была ей другом и советником. Когда они оставались вдвоём, королева обучала внучку королевскому этикету и тому, как нужно двигаться (обращаясь к предметам обстановки, словно это были живые люди), учила носить парадное платье, правильно садиться в нём. Помимо всего этого внушала внучке, воспитывая, как полагала, королеву Англии, что королевский титул предполагает обязанности перед обществом.

 

В 1884 году, когда Николаю было шестнадцать лет, он впервые встретился с двенадцатилетней очаровательной принцессой Алисой Гессенской (своим близнецовым пламенем), приехавшей на бракосочетание своей старшей сестры с дядей цесаревича, и полюбил её. Между ними завязалась дружба. 

Через пять лет, в 1889 году, когда цесаревичу исполнился двадцать один год и он достиг, согласно русским законам, совершеннолетия, он обратился к родителям с просьбой благословить его на брак с принцессой Алисой. Император Александр III и императрица Мария Фёдоровна были против этого брака. Они не хотели женитьбы сына на немецкой принцессе. Ответ Александра III был краток: «Ты очень молод, для женитьбы ещё есть время, и, кроме того, запомни следующее: ты наследник Российского престола, ты обручён России, а жену мы ещё успеем найти».

В течение следующих пяти лет Николай упорно отклонял планы родителей для его брака.

В 1892 году он писал: «Моя мечта – когда-либо жениться на Алисе Г. Я давно её люблю, но ещё глубже и сильнее с 1889 года, когда она провела шесть недель в Петербурге! Я долго противился моему чувству, стараясь обмануть себя невозможностью осуществления моей заветной мечты».

 

В конце концов, родители отступили. Ранней весной 1894 года, видя непоколебимое решение сына, они дали, наконец, своё благословение на брак.

        Одновременно в Англии принцесса Алиса, потерявшая к этому времени своего отца, умершего в 1890 году, получила, наконец, благословение от Королевы Виктории на брак с русским царевичем.

Оставалось последнее препятствие – перемена Алисой религии.

Принцесса Алиса была чрезвычайно религиозной. Она была воспитана в протестантстве и была искренне и глубоко предана своей вере. Перемену религии она считала изменой своим самым святым чувствам и убеждениям. Будучи исключительно честной сама с собой, отличаясь благородством и преданностью своим идеалам и, к тому же, будучи прекрасно образованной – она получила при Оксфордском университете степень доктора философии, – она не была способна принести весь свой внутренний мир в жертву любви к любимому человеку. Таким образом, этот вопрос стал для принцессы Алисы вопросом совести.

 

   Это последнее препятствие к браку цесаревича и принцессы Алисы казалось непреодолимым.   

В начале апреля 1894 года Николай посетил Кобург, где в это время гостила принцесса Алиса.

На третий день между ними шёл решающий разговор. Принцесса была прелестна. Не надо было говорить, понятно было без слов. Он знал теперь, что любовь их взаимна, что в этой любви – счастье грядущей жизни.

Оставалось одно препятствие – перемена религии; Он это предвидел раньше, но не предполагал, что это препятствие может оказаться столь решительным и трудным. Он видел душевную борьбу принцессы Алисы, – подлинную настоящую борьбу христианки. Он понимал, что от него зависит теперь убедить её в том, что она не совершает отступничества. И он нашёл в своём сердце чудные слова.

 «Аликс, я понимаю ваши религиозные чувства и благоговею перед ними. Но ведь мы веруем в одного Христа; другого Христа нет. Бог, сотворивший мир, дал нам душу и сердце. И моё сердце и ваше он наполнил любовью, чтобы мы слились душа с душой, чтобы мы стали едины и пошли одной дорогой в жизни. Без Его воли нет ничего. Пусть не тревожит вас совесть о том, что моя вера станет вашей верой. Когда вы узнаете после, как прекрасна, благодатна и смиренна наша православная религия, как величественны и великолепны наши храмы и монастыри и как торжественны и величавы наши богослужения, – вы их полюбите, Аликс, и ничто не будет нас разделять...»

В этот момент перед ним предстала великая, необъятная – от Соловецких скитов до Ново-Афонских монастырей, от северных серовато-синих вод Балтийского моря до ярко синего Тихого океана – его державная Матушка-Россия, Святая Русь. На глазах показались слезы умиления и восторга. Принцесса слушала внимательно, смотря в его синие глаза, на его взволнованное лицо, и в душе её происходило преображение. Увидев слезы, она не удержалась сама. Потом шепнула только два слова: «Я согласна».

 

(продолжение следует)

 

 

 

Использованы материалы лекции Элизабет Клэр Профет «Прикосновение Шивы» и книг Мещеряковой А. В. «Николай II. Семейный альбом» и Е. Е. Арефьева «Император Николай II как человек сильной воли».